Обострение водной проблемы может привести к конфликтам в Центральной Азии

Демографический рост в Центральной Азии неизбежно увеличит потребность в воде на 40 процентов. В интервью zakon.kz эксперт Центрально-Азиатского корпуса развития, кандидат политических наук Мурат Тулеев высказал опасения, что такая ситуация может послужить катализатором межгосударственных конфликтов, что требует от руководителей центрально-азиатских государств политической воли для справедливого решения водно-энергетических проблем.

– Мурат Сергазиевич, хотелось бы узнать ваше мнение как исследователя региональной безопасности стран Центральной Азии, насколько водные ресурсы могут создать проблемы для государств данного региона?

– Население Центральной Азии стремительно растет, а количество воды для людей и для орошения новых земель, кото­рые важны для производства продовольствия, остаются неизменными. Условия жизни людей, будущее развитие региона во многом определяются наличием чистой питьевой воды. Изменение баланса водных ресурсов из-за глобального потепления вызывает уменьшение водных ресурсов региона, который сам по себе не относится к влагоизбыточным регионам.

Данная тенденция наиболее опасна для геопо­литической ситуации в Центральной Азии, так как ухудшение качества и сокращения коли­чества водных ресурсов представляет угрозу экономическому потенциалу региона, ведь вода используется во всех отраслях хозяйственной деятельности человека.

– Каким образом распределены водные ресурсы региона и из чего они состоят?

– Климатические условия региона относятся к континентальному, что говорит о неполном обеспечении влагой территории, кроме горных районов. Как известно, основные источ­ники водных ресурсов Центральной Азии зависят от горных систем, находящихся частично на территории стран Центральной Азии и сопредельных регионов. Горные системы – ледники Тянь-Шаня, Алтая, Памира играют основную роль в обеспечении и поддержании баланса водных ресурсов в Центральной Азии.

Что касается вашего вопроса, то хочу отметить, что водные ресурсы Центральной Азии распре­делены неравномерно. К примеру, Казахстан, Туркменистан и Узбекистан относятся к странам с недоста­точными водными ресурсами, тогда как Кыргыз­стан и Таджикистан – с достаточными.

– Из чего формируются водные ресурсы Казахстана?

– Водные ресурсы в нашей стране во многом формируются за счет возможностей сопредельных государств, а более 50 процентов всего стока водных ресурсов Казахстана образуется за пределами страны. Крупнейшие реки Казахстана – Иртыш, Сырдарья и Или берут начало и протекают частью на территории других государств.

– Какие в основном факторы угроз из-за водных ресурсов могут возникнуть в перспективе?

– Специалисты обращают пристальное внимание на тревожные изме­нения климатических условий Центрально-азиатского региона в сторону еще большего иссушения климата. Интен­сивное потепление климата отмечается во всей Центральной Азии и перспективная оценка водных ресурсов региона с учетом изменения климата оставляет желать лучшего.

Потепление в высокогорных районах Па­мира, Тянь-Шаня, Алтая, Заилийского Алатау и других горных систем региона в целом отражают существующие региональные и глобальные тенденции. Ледни­ковые запасы, сосредоточенные в горных районах Центральной Азии, являются главным резервом питания рек и важным источником чистой пресной воды. Исследования за последние годы показывают, что запасы льда в горах также сокращаются. Этот процесс еще раз объективно пока­зывает степень угрозы современному балансу всей системы водных ресурсов Центральной Азии.

– Имеются ли противоречия между странами Центральной Азии в вопросах использования воды в нашем регионе?

– Ограниченные водные ресурсы региона, в особенности из-за того, что бассейны рек Центральной Азии расположены на территории нескольких государств, являются одним из факторов конкуренции в условиях социального и экономического развития этих стран. Ведь существующие национальные интересы отдельных государств региона различаются ввиду разных экономических, политических и социальных интересов.

Следует отметить, что имеется потенциальная вероятность конфликтов в Центральной Азии по поводу количественного распределения и качества воды, получаемой странами, расположенными в верхнем и нижнем течениях речных бассейнов. Такой вероятности исключать нельзя.

Основной фактор противоречия составляет принцип использования водных ресурсов Центральной Азии. Орошение или гидроэнергетика? Что главнее и эффективнее из этих направлений для экономик этих стран региона? Вот в чем проблема.

– А экологические последствия?

– Дефицит водных ресурсов и экологические последствия негативного влия­ния на их состояние от хозяйственной дея­тельности являются важной угрозой для стран Центральной Азии. По мере интенсификации водопользования, водная проблема будет нарастать все больше и как экологическая.

Экологические проблемы вывели вопрос о воде в повестку межгосударственных отношений, сделали ее предметом пристального международного внимания. Если ранее для нас символом экологического бедствия была проблема Аральского моря, то уже сегодня реки Урал и Или мелеют, загрязняется и снижается сток реки Иртыш. Проблемы озера Балхаш тоже сейчас на слуху…

– Многие исследователи пытаются спрогнозировать сценарии развития водопользования на десятилетия вперед. Каков ваш прогноз?

– В этих расчетах, как правило, за основу принимаются две устойчивые тенденции – рост численности населения и потепление климата. Прогнозы неутешительны. К 2050 году число жителей планеты достигнет примерно восемь миллиардов человек, а уже через четверть века две трети населения будет проживать в регионах, ощущающих заметную нехватку водных ресурсов. В их число, безусловно, входит и Центральная Азия.

Учитывая такие серьезные различия между странами, региональный подход безопасности водных ресурсов в перспективе имеет первостепенное значение и требует взвешенности в развитии межгосударственных отношений от всех государств региона.

– Каковы механизмы решения трансграничных проблем?

Ряд аналитиков считают, что в долгосрочной перспективе проблема водопользования в Центрально-азиатском регионе лишь обострится из-за высокого прироста населения. По оценкам специалистов, демографический рост в Центральной Азии неизбежно увеличит потребность в воде в предстоящие двадцать лет на 40 процента. Такая ситуация может послужить катализатором межгосударственных конфликтов, что требует от руководителей центрально-азиатских государств политической воли для справедливого решения водно-энергетических проблем.

Существующие на сегодня механизмы решения трансграничных проблем не снимают их остроты. Мы не должны допустить, что из за проблем воды могут образоваться две антагонистические между собой группы – стран. Это страны, контролирующие водные ресурсы и страны, зависимые от поступления воды, что в свою очередь только усилит конфронтацию на основе водопользования.

– Вы знаете пути решения этих острых проблем? В чем они заключаются?

– В регионе, расположенном в географически пустынных зонах, тема воды напрямую связана с безопасностью всех стран Центральной Азии и воспринимается, как правило, болезненно. Противоречия по поводу ограниченных водных ресурсов и несогласованность действий в отношении их использования, возможно, смогут в перспективе спровоцировать конфликты между странами Центральной Азии.

Поэтому необходимо активное региональное взаимодействие всех стран в области водопользования и энергетики. На мой взгляд, урегулирование спорных вопросов путем переговоров с целью достижения взаимовыгодных соглашений является единственно возможным подходом.

Делегации Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана встретились в Фергане

Состоялся трёхсторонний межгосударственный бизнес-форум «Интеграция приграничных территорий — залог развития».

Трёхсторонний межгосударственный бизнес-форум прошёл в городе Фергана в рамках бизнес-форума «Интеграция приграничных территорий — залог развития». В конференции приняли участие руководители Согдийской, Ферганской и Баткенской областей Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана. Об этом сообщает национальное информационное агентство «Ховар».

В начале мероприятия губернатор Ферганской области Хайрулло Бозоров поприветствовал прибывших гостей в Фергану и выразил надежду на расширение взаимовыгодного трехстороннего сотрудничества.

В ходе дискуссии были заслушаны выступления председателя Согдийской области Раджаббой Ахмадзоды, губернатора Ферганской области Хайрулло Бозорова, губернатора Баткенской области Омурбека Суваналиева, которые призвали к расширению культурных, экономических, и научных связей.

Раджаббой Ахмадзода подчеркнул, что благодаря политике, проводимой президентами Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана, отношения между тремя соседними странами находятся на новом этапе развития, и стороны могут использовать существующие возможности для дальнейшего развития сотрудничества.

Кроме того, на полях форума подписан меморандум о сотрудничестве между регионами Согдийской и Ферганской областей.

Таджикский губернатор перед журналистами отметил, что за годы независимости в Таджикистане были созданы сотни новых предприятий. Объемы производства увеличиваются из года в год, и есть много перспектив для расширения сотрудничества в сельском хозяйстве и промышленности. Бизнес-сообщество регионов может укреплять взаимодействие для расширения экономических связей, импорта и экспорта товаров.

 

«4400 га даем, 5100 га берём». Ташиев рассказал детали переговоров с Узбекистаном по Кемпир-Абадскому водохранилищу

Глава правительственной комиссии по границам Камчыбек Ташиев 19 апреля на встрече с жителями Кара-Суйского района рассказал детали соглашения с Узбекистаном по вопросам делимитации границы, в том числе во Кемпир-Абадскому водохранилищу, сообщает АКИpress.

Кемпир-Абадское (Андижанское) водохранилище расположено на территории Кара-Суйского и Узгенского районов Ошской области на границе с Узбекистаном. Его питают реки Кара-Дарья, Жазы-Суу (Яссы), Куршаб.

По его словам, было соглашение от 1972 года, когда Узбекистан взял 4400 гектаров земли у Кыргызстана, чтобы создать Кемпир-Абадское водохранилище, а взамен должен был отдать такую же площадь земель, однако было передано только 4100 га.

Он сказал, что в ходе недавней встречи с Узбекистаном была достигнута договоренность, что Кыргызстану в итоге будет передано не 300 га, а 1000 га.

Эти земли будут переданы Сузакскому и Узгенскому районам. Ташиев пояснил почему: в некоторых местах граница проходит чуть ли не по дворам, что жители выходили в туалет, а там колючая проволока, в других местах автодорога Бишкек-Ош пролегает по самой границе. Поэтому дополнительные гектары будут направлены на то, чтобы отодвинуть линию границы от домов и дороги.

50 лет назад, продолжил Ташиев, Узбекистан уже передал Кыргызстану 4100 гектаров за Кемпир-Абадское водохранилище – это участки в Араване, в Кадамжае, в Ала-Буке, в Аксы, в Ноокене. На этих землях давно живут сотни тысяч кыргызстанцев, даже часть дороги автодороги Бишкек-Ош в районе Ноокена пролегает на землях, которые передал Узбекистан.

По новому соглашению Кыргызстана и Узбекистана по границам закреплено, что уровень Кемпир-Абадского водохранилища не будет превышать горизонталь 900, что позволит Кыргызстану освоить дополнительные земли, так как вода отойдет ниже, где-то на 500 метров, где-то на 1000 метров, эти земли между собой разделят местные айыл окмоту.

Когда водохранилище заполняется на 100%, уровень доходит до горизонтали 908. «То есть при полном заполнении водохранилища Узбекистан занимает площадь в 5727 га. Перед визитом в Узбекистан мы хотели снизить уровень до горизонтали 880, но в итоге снизили только до 900, тогда площадь водохранилища составит 4400 га. Таким образом мы освободили территорию в
1300 га».

Контроль за отметкой 900 Узбекистан и Кыргызстан будут вести совместно.

Страдающие от нехватки воды ГЭС Кыргызстана: чем это может грозить соседям страны?

Большую часть электроэнергии для внутренних нужд Кыргызстана генерируют гидроэлектростанции (ГЭС) страны. Низкий уровень воды на крупнейшей из них привел к снижению ее мощности, что вызывает озабоченность в соседних странах, сообщает Радио Азаттык.

ЧТО ПРОИСХОДИТ НА ТОКТОГУЛЬСКОЙ ГЭС

Любой выращивающий растения фермер без труда объяснит, насколько важны осадки для урожая.

Кажется, что часто осадков либо слишком мало, либо слишком много.

Многие люди в Кыргызстане вот-вот столкнутся с последствиями недостатка воды, потому что в стране, где 90 процентов электроэнергии вырабатывают гидроэлектростанции, проблемы, вызываемые продолжительной засухой, не заканчиваются на полях фермеров — они могут распространиться на соседние страны.

Токтогульская гидроэлектростанция (ГЭС) в Кыргызстане была запущена в 1975 году, в советское время. На подготовку огромного резервуара и его заполнение потребовалось около 15 лет, прежде чем четыре блока мощностью по 300 мегаватт (МВт) каждый начали производить энергию.

Это была одна из первых попыток задействовать гидроэнергетический потенциал Кыргызстана, который даже сегодня используется только на 10 процентов своей мощности.

В последние годы ГЭС столкнулась с рядом проблем, связанных со старением оборудования.

В декабре 2015 года замерла одна из турбин, а менее чем через неделю встали три из четырех блоков, что вынудило власти ограничить потребление электроэнергии в самый холодный зимний период. В настоящее время на ГЭС проводятся ремонтные работы для замены или восстановления старого оборудования и доведения общей мощности станции до 1440 МВт.

Токтогульское водохранилище находится в западной части долины Кементуб, вдоль реки Нарын. Эта водная артерия из Кыргызстана течет в Узбекистан, где впадает в одну из двух крупнейших рек Центральной Азии, Сырдарью (другая — это Амударья), а также протекает по территории Казахстана.

Токтогульская ГЭС обеспечивает около 40 процентов электроэнергии Кыргызстана, но уровень воды в резервуаре в последние годы падает, что вскоре приведет к сокращению и, возможно, приостановке ее работы.

В августе 2017 года водохранилище было заполнено до максимума — там находилось 19,5 миллиарда кубометров воды.

Но 30 марта 2021 года министр энергетики Кыргызстана Кубанычбек Турдубаев заявил, что уровень упал до 8,7 миллиарда кубометров.

Турдубаев назвал 8,5 миллиарда кубометров «критическим» значением, при достижении которого нарушится работа всей ГЭС. Судя по скорости падения уровня воды, он может очень скоро достичь этого показателя.

22 марта главный поставщик электроэнергии Кыргызстана «Электрические станции» сообщил, что уровень воды в Токтогуле составляет 8,83 миллиарда кубометров.

Турдубаев отметил, что на протяжении нескольких лет объем воды, выливающейся из водохранилища, превышает количество поступающей воды. Министр заявил, что «с каждым годом объем воды уменьшается на 1,5–1,8 миллиарда кубометров».

ЧЕМ ОБЕСПОКОЕНЫ СОСЕДНИЕ СТРАНЫ

Самый простой способ решить проблему — закрыть водосливы резервуара на короткое время и позволить воде скапливаться.

Но хотя Токтогульское водохранилище является источником электроэнергии для Кыргызстана, его вода также необходима еще двум странам.

Около 80 процентов воды, которая выходит из Токтогульского водохранилища, попадает в Узбекистан, где вливается в Сырдарью.

Эта вода крайне необходима для сельского хозяйства в обеих странах в низовьях реки, и чтобы помочь Кыргызстану справиться с его энергетической проблемой Казахстан пообещал экспортировать до одного миллиарда киловатт-часов (кВт⋅ч), Узбекистан предложил 750 миллионов кВт⋅ч.

По задумке это позволит Кыргызстану сократить объем воды, используемый для Токтогульской ГЭС, и все три страны, похоже, рассчитывают на талые воды и весенние дожди, которые поднимут уровень воды в Токтогуле, хотя, конечно, нет никаких гарантий, что это случится.

Между тем Казахстан и Узбекистан также стремятся обеспечить достаточное количество воды из водохранилища для своих посевов в текущем году.

Что касается импорта электроэнергии, как сообщается, с Узбекистаном была заключена сделка об обмене, в соответствии с которой эта страна будет экспортировать электроэнергию в Кыргызстан с марта по октябрь этого года и снова в марте и апреле следующего.

Взамен Кыргызстан пообещал поставлять электроэнергию в Узбекистан в период с июня по август в 2021–2023 годах.

ПРЕПЯТСТВИЯ И СЛОЖНОСТИ

Но, как указал министр Турдубаев, Кыргызстану придется платить соседям за импорт электроэнергии. По словам чиновника, его страна, испытывающая финансовые трудности, не сможет немедленно произвести эти платежи.

«Мы объяснили им ситуацию и попросили [поставки] в кредит», — сказал Турдубаев.

Казахстан и Узбекистан пообещали установить низкие тарифы, но новое руководство в Кыргызстане обещало населению, что уменьшит внешний долг страны, и любое дополнительное финансовое бремя сейчас для него особенно нежелательно.

Кроме того, импорта электроэнергии из Казахстана и Узбекистана будет недостаточно для покрытия дефицита из-за низкого уровня воды в резервуаре Токтогульской ГЭС.

Турдубаев заявил, что другие электростанции страны, которые обычно снижают свою выработку в теплые месяцы, должны будут продолжать работать на зимней или близкой к ней мощности. Он отдельно упомянул Бишкекскую тепловую электростанцию (ТЭС).

Бишкекская ТЭС, работающая на угле, считается угрозой общественному здоровью, поскольку она является основным источником загрязнения воздуха в столице Кыргызстана. Прошедшей зимой время от времени показатели загрязнения воздуха в Бишкеке были одними из самых высоких среди показателей всех крупных городов мира.

Чистая электроэнергия, производимая Токтогульской ГЭС, помогает решить проблемы загрязнения воздуха в Бишкеке и других районах Кыргызстана в теплые месяцы года, но в этом году летнее небо над столицей может быть еще более коричневым, чем обычно.

В долгосрочной перспективе нынешняя засуха — это то, что Кыргызстану необходимо учитывать в своих грандиозных планах стать экспортером электроэнергии.

Кыргызстан экспортировал электроэнергию своим ближайшим соседям в течение многих лет, когда в стране воды хватало для всех ГЭС страны.

Но планы у властей более масштабные.

Президент Садыр Жапаров 3 апреля в селе Кара-Булак на юге страны участвовал в церемонии начала строительства первой высоковольтной линии электропередачи для проекта «Центральная Азия — Южная Азия», более известного как CASA-1000.

Цель CASA-1000 — отправлять на экспорт около 1300 МВт избыточной электроэнергии, вырабатываемой в летние месяцы на ГЭС в Кыргызстане и Таджикистане, в Афганистан (300 МВт) и Пакистан (1000 МВт). Проект ориентировочно должен быть запущен в 2023 году.

Но текущая ситуация на Токтогульском водохранилище служит напоминанием: нет никаких гарантий постоянного наличия объема воды, необходимого для работы ГЭС. Некоторые в Кыргызстане также отмечают, что внутренний спрос в стране растет и эти нужды должны быть удовлетворены до того, как электроэнергия пойдет на экспорт.

Иран предлагает странам Центральной Азии выход к глобальным водам

Недавняя пятидневная поездка министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа в пять стран Центральной Азии была направлена ​​на то, чтобы напомнить о важности его страны как ключевого транзитного и торгового центра для региона, сообщает IRAN.ru

Пытаясь бороться с ограничениями, налагаемыми долгими годами санкций, поездка Зарифа 3-8 апреля дала достаточно признаков того, что Тегеран стремится взять на себя роль связующего звена центральноазиатских государств, не имеющих выхода к морю, с международными водами.

Иранский обозреватель Хасан Бехештипур отмечает, что одним из ключевых препятствий на пути развития отношений Ирана со странами Центральной Азии в последние годы, помимо санкций, был подход правительства президента Хасана Рухани, который не ставил Центральную Азию в число приоритетов своей внешней политики.

Несмотря на экономические трудности, Зариф напомнил, что соседи являются приоритетом для его страны, и изучил перспективы экономического сотрудничества, развития торговых отношений и варианты дальнейшего продвижения новых проектов развития.

Спикер иранского парламента Мохаммад-Бакер Калибаф заявил, что если последнее соглашение Ирана с Китаем сработает, то стена санкций, которую США построили против Ирана, будет иметь большую вмятину. Более того, эта стена может вообще рухнуть, если Иран присоединится к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) в качестве постоянного члена.

В Ташкенте министр иностранных дел Ирана обсудил перспективы эффективного использования иранских портов и развития транспортного коридора Узбекистан-Туркменистан-Иран-Оман.

Вопросы транспортных и логистических проектов были центральной частью обсуждений министра иностранных дел Ирана, поскольку Иран стремится соединиться с Китаем по суше через Центральную Азию.

Торговый транзит Афганистан-Иран

В Ташкенте также обсуждался вопрос строительства жизненно важной для Ирана железнодорожной линии Китай-Кыргызстан-Узбекистан. Иран проявил к нему интерес, поскольку эта трасса соединит коридор Узбекистан-Афганистан-Иран.

Часть этого проекта соединяет афганские города Мазари-Шариф и Герат с иранским портом Чабахар.

В столице Кыргызстана Бишкеке Зариф подтвердил готовность Ирана к всестороннему сотрудничеству в различных областях, включая сельское хозяйство, производство лекарств, строительство малых и средних гидроэлектростанций и возобновление полетов между двумя странами.

Он также сказал своим коллегам в Центральной Азии, что Иран разделяет с ними многие цели в плане региональной стабильности и ядерного разоружения.

Его визит также преследовал цель согласования позиции Ирана по аспектам, представляющим взаимный интерес, касающимся региональной безопасности, особенно усилий по продвижению мирного процесса в Афганистане.

«На этих встречах также обсуждались региональные вопросы, особенно афганский кризис, и подчеркивалась необходимость уважать волю афганского народа и его достижения, необходимость обеспечения постоянной демократии и этнического и языкового баланса в политическом будущем страны», – сказал Зариф в Астане.

Он сказал, что мирное использование Каспийского моря обсуждалось с Казахстаном, который также одобрил включение Ирана в ЕАЭС, который является экономическим союзом государств, расположенных в Восточной Европе и Центральной Азии.

Министр иностранных дел Ирана сказал, что во время поездки также были изучены вопросы строительства железных дорог и совместных транзитных маршрутов, которые свяжут Иран, Казахстан и другие соседние страны.

Он сказал, что присутствие Казахстана в иранском пограничном городе Инче-Борун в провинции Голестан, портах Бендер-Аббас и Чабахар высоко ценится Тегераном.

Он сказал, что его страна будет рада стать для Казахстана дорогой к международным водам.

В ходе визита Зариф выразил готовность Ирана к развитию сотрудничества в таких областях, как упрощение и расширение торговли, расширение транспортных маршрутов, укрепление туризма и использование технологического и человеческого потенциала, особенно молодежи.

В ходе поездки также была достигнута договоренность о реализации имеющихся возможностей для всестороннего расширения отношений.

 

Energy Week Central Asia & Mongolia 2021

27-29 апреля в формате онлайн состоится международная инвестиционная конференция Energy Week Central Asia & Mongolia 2021, посвященная перспективным проектам возобновляемой энергетики Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Монголии, сообщает Central Asia News.

Мероприятие объединит представителей органов государственной власти, энергетические компании, а также международные финансовые институты, крупных транснациональных инвесторов, разработчиков и глобальные EPC для обсуждения самых актуальных вопросов, связанных с перспективами развития отрасли возобновляемой энергетики в регионе.

Среди постоянных участников Energy Weeks представители EBRD, World Bank, IFC, ADB, AFD, KfW, AIIB, FMO, ACWA Power, Total Eren, NBT AS, Acciona Energia, ContourGlobal, SkyPower Global, Universal Energy, Risen Energy, FRV, Siemens, Vestas, Voltalia, Scatec Solar, Grupo Cobra и многие другие.

Одной из основных целей мероприятия является содействие сотрудничеству с международными компаниями и финансовыми институтами для привлечения иностранных инвестиций и передовых технологий на реализацию проектов в области гидроэнергетики, солнечной и ветроэнергетики, водородной энергетики, а также систем аккумулирования энергии. В рамках конференции будут освещены перспективные проекты нового строительства, текущие и планируемые тендеры, реформы, схемы поддержки и финансирование ВИЭ, устойчивость цепочки поставок после пандемии и другие актуальные вопросы.

Виртуальная площадка мероприятия компенсирует оффлайн-формат всеми привычными возможностями для продуктивного общения и эффективной работы. Участники конференции смогут установить контакт с помощью чатов, презентации спикеров будут сопровождаться живым диалогом между делегатами, участием в опросах, Q&A. Для спонсоров мероприятия доступны виртуальные стенды с возможностью размещения информации о продуктах и услугах. За неделю до начала мероприятия всем зарегистрированным делегатам будет открыт доступ к платформе. Платформа продолжит свою работу после окончания мероприятия – все материалы будут доступны участникам в течение недели.

Чтобы присоединиться к числу участников Energy Week Central Asia & Mongolia 2021, заполните регистрационную форму на сайте: www.camoenergyweek.com или свяжитесь с организаторами info@investinnet.com

В Узбекистане построят крупнейшую в Центральной Азии ветровую электростанцию

На прошлой неделе министерство энергетики Узбекистана и компания Masdar (ОАЭ) заключили соглашение об увеличении мощности реализуемого проекта по ветряным электростанциям в Узбекистане до 1,5 ГВт.

По словам министра энергетики Узбекистана Алишера Султанова, ветропарк станет крупнейшим объектом такого рода в регионе Центральной Азии.

Более того, это еще один шаг Узбекистана на пути к цели по доведению доли энергии, вырабатываемой за счет силы ветра, до 3ГВт к 2030 году. В целом в указанный период доля ВИЭ в энергетическом миксе должна составить 25%.

Как известно, проект по разработке, строительству и эксплуатации ветряной электростанции мощностью 500 мегаватт (МВт), второго масштабного проекта в области чистой энергии в стране и был запущен в Узбекистане в 2020 году. Прогнозируется, что проект привлечет в экономику страны инвестиции в размере свыше 600 млн.долл. США. С подписанием нового соглашения проектная мощность ветропарка, который будет расположен в Зарафшанском районе Навоийской области, возросла до 1,5 ГВт.

ВЭС в Зарафшане мощностью 500 МВт будет запущена в эксплуатацию к концу 2024 года. Этого объема электроэнергии будет достаточно для снабжения 500 000 домохозяйств. Это также поможет предотвратить выброс в атмосферу до 1,1 млн. тонн углекислого газа в год.

На сегодняшний день доля «зеленой энергии» в энергопроизводстве стран Центральной Азии все еще не столь велика. Но амбициозные планы и задачи по задействованию имеющегося потенциала в регионе изменяют ситуацию в сторону прогресса.  5,5% мирового потенциала в гидроэнергетике приходится на Таджикистан и Кыргызстан, палящее солнце одарило Казахстан, Узбекистан и Туркменистан 3000-3600 часами солнечной радиации в год, a потенциал ветроэнергетики в Казахстане превышает 1,8 трлн. кВтч в год.

К настоящему времени в Казахстане работает свыше 100 энергогенерирующих объектов общей установленной мощностью 1 634,7 МВт (по данным за 2020 г). При этом выработка электрической энергии объектами ВИЭ за 2020 год в стране по сравнению с 2019 годом увеличилась на 74%

В Туркменистане также предпринимаются шаги по созданию объектов возобновляемой энергетики. Самый крупный и старейший «представитель» альтернативной энергетики в богатой углеводородами стране – это Гиндыкушская ГЭС мощностью 1,2 МВт, построенная еще в эпоху царской России. На нынешнем этапе в Туркменистане принята Национальная стратегия по развитию возобновляемой энергетики на период до 2030 года. А в начале прошлого года солнечные системы электроснабжения общей электрической мощностью 10 кВт сменили дизельные генераторы в трех населенных пунктах в центре Каракумской пустыне. В планах  – построить солнечную электростанцию мощностью 10МВт на побережье озера Алтын Асыр в Каракумах, где будет сформирован новый населённый пункт.

В Кыргызстане и Таджикистане главный источник энергии – это гидроэнергетика. Однако, обе страны сталкиваются с проблемой сокращения водных ресурсов, что актуализирует необходимость диверсификации источников энергогенерации.

Между тем, размышления о развитии альтернативной энергетики в Центральной Азии порой вызывает скептические мнения среди экспертов. Ведь проекты возобновляемой энергетики – достаточно капиталоемкие и имеют длительный срок окупаемости. В результате тарифы на электроэнергию из ВИЭ для конечного потребителя могут оказаться непосильно высокими, либо государственный бюджет должен предусмотреть механизм субсидирования. И все же, промышленное развитие, демографический рост в регионе, диктующий свои правила глобальный тренд на устойчивое развитие и минимизацию последствий климатических изменений, и, как следствие растущее энергопотребление, могут подтолкнуть энергетические системы центральноазиатских стран к более активному освоению зеленых ресурсов, которыми так щедро их наградила природа.

Posts navigation