День энергетика в Казахстане

Каждое третье воскресенье декабря в Казахстане отмечается День энергетика – профессиональный праздник людей, чей труд связан с такой важной задачей в жизни рядовых граждан и государства в целом, как обеспечение теплом, светом и источником питания для приборов, аппаратуры, станков и т.д., то есть с электрической и тепловой энергией.

Традиция отмечать этот день берёт своё начало с советских времён, когда он был установлен в качестве профессионального праздника в 1966 году в память о программе электрификации страны, известной как ГОЭЛРО. План электрификации Советского Союза был принят ещё 22 декабря 1920 года и относится к числу масштабных проектов, реализованных в СССР в 20-30-е годы 20 века. В 1966 году в память о дате принятия решения о реализации плана ГОЭЛРО датой празднования Дня энергетика стало 22 декабря.

В 1980 году была установлена, а затем в 1988-м подтверждена Указом Президиума Верховного Совета СССР новая дата празднования Дня энергетика – каждое третье воскресенье декабря.

После распада Советского Союза каждое вновь образованное независимое государство определило для Дня энергетика свою дату (в России – это 22 декабря). Казахстан же сохранил в качестве даты этого профессионального праздника третье воскресенье декабря. В законодательной системе Республики День энергетика получил свой официальный статус в 1998 году.

Крайняя неустойчивость мировой энергетики с непредсказуемыми последствиями

Пандемия резко активизировала энергопереход к возобновляемым источникам энергии во всем мире.

Главный экономист группы ВР Спенсер Дейл считает, что за 70 лет энергетика сталкивалась с целым рядом драматических событий. Такими, как, например, Суэцкий кризис в 1956 году. Можно, по мнению Дейла, назвать также недавнюю катастрофу на АЭС «Фукусима» в 2011 году. Аналитики BP полагают, что кризис 2020 года стал «жестким стресс-тестом», задал ТЭКу новые ориентиры. Очередной ежегодный доклад компании уделяет много внимания возобновляемым источникам энергии, в то же время этой сфере присущи поистине гомерические противоречия.

«Все эти события стали великими потрясениями для глобальной энергетики. Но все они бледнеют на фоне событий прошлого года», – отметил Спенсер Дейл. По его оценке, глобальный спрос на энергоресурсы сократился на 4,5% в прошлом году, по мере того как воздействие пандемии и изоляционных мер стало ощущаться через глобальную экономику на мировых рынках и ресурсах. Год, как отмечают эксперты, был во многом беспрецедентным. В том числе по падению спроса на энергию, сравнимому только с периодом окончания Второй мировой войны.

Как падение распределяется по различным видам топлива? Сокращение спроса на энергоресурсы сконцентрировалось в сокращении спроса на нефть. Именно нефть оказалась менее стабильным продуктом, чем природный газ. Спрос на нефть в прошлом году сократился практически на 10%.

В 2020 году потребление нефти упало впервые с 2009 года на 9,1 млн барр. в день. В начале пандемии – весной 2020 года – потребление буквально рухнуло. В апреле спрос снизился даже на 20 млн барр. в день по отношению к докоронавирусному уровню. Это не имело прецедента в истории отрасли ранее. Это в историческом плане самое крупное падение, которое мы помним. Поэтому размышления о природе этого шока, который повлиял на энергетические рынки в прошлом году, привели к выводу о том, что доминирующие позиции в нем занимало как раз падение спроса на нефть, считает Дейл. Это объясняется, по его мнению, в значительной степени спадом в транспортной сфере. Люди перестали летать самолетами, сократили пользование автотранспортом.

Из-за пандемии мировая добыча также упала впервые с 2009 года – на 6,6 млн барр. в сутки. Это стало рекордным снижением в послевоенной истории.

Природный газ оказался гораздо более устойчивым к таким катаклизмам. Глобальное падение спроса на газ практически было схожим с тем, что наблюдалось во время финансового кризиса 2009 года. Потребление снизилось на 2,3%, или 81 млрд куб. м. В Северной Америке спрос упал на 2,6, а в Европе – на 2,5% Но, несмотря на снижение абсолютного уровня спроса на газ, его доля среди источников первичной энергии продолжала расти и достигла рекордного уровня в 24,7%. И это несмотря на сокращение экономических показателей в мире, в два раза большее по сравнению с 2009 годом. (Но наиболее устойчивым оказался спрос на электроэнергию, который сократился чуть меньше чем на 1% за 2020 год.)

На такую «устойчивость» природного газа влияет несколько факторов. Прежде всего это экономический рост в Китае. Несмотря на общее падение спроса на энергоресурсы в КНР, который привел к спаду не более чем на 2% в прошлом году, китайский прирост спроса на природный газ составил 7%. Это характеризует замену угля природным газом в Поднебесной и не имеет отношения к электроэнергетике: это промышленное развитие и строительство. Кроме того, Китай переходит к использованию природного газа вместо угля по экологическим соображениям, пытаясь улучшить качество воздуха.

Солнечная энергия Китая достигла ценового паритета с углем

Китайские исследователи опубликовали анализ отечественной энергетики, в котором говорится, что солнечная энергия достигла важного уровня развития — стала конкурировать на равных по цене с углем. Также из отчета следует, что электричество, вырабатываемое только солнечными панелями и накапливаемое станциями хранения энергии (без учета офшорной ветроэнергетики), к 2050 году обеспечит половину энергопотребностей Китая.

Как и другие страны мира, в последнее десятилетие Китай переживает снижение цен на солнечную энергию. Только с 2011 по 2018 она стала дешевле на 63%. Наряду с этим существенно выросло количество солнечных станций в стране — сейчас примерно треть глобальных солнечных мощностей расположено в КНР. Китай превзошел США по этому показателю в 2013, а Германию — в 2015. Мощность действующих солнечных ферм составляет более 250 ГВт.

И если вспомнить, что КНР планирует добиться нулевой эмиссии к 2060, эта тенденция останется прежней, передаёт Ars Technica.

Однако прогноз не сплошь в розовых тонах. Большинство граждан КНР живет на юго-востоке, тогда как наилучшие условия для генерации энергии солнца — на северо-западе. Энергосеть Китая не приспособлена для передачи такого количества электроэнергии на большие расстояния. Поэтому выработку солнечных ферм на северо-западе часто приходится ограничивать. В результате становится трудно понять реальную экономику солнечной энергии в стране.

Для того чтобы получить более четкую картину, исследователи построили модель, которая принимает во внимание большинство факторов, влияющих на производительность солнечных станций. В ней учтены изменения в технологии, экономике, ресурсах и энергосети в период с 2020 по 2060 годы. Для оценки потенциала разных регионов страны были использованы спутниковые снимки и данные о землепользовании.

В результате модель рассчитала «технический потенциал» — объем солнечной энергии, которую можно получить, если все доступные места будут задействованы полностью. На 2020 год технический потенциал Китая составил чуть менее 100 ПВт*ч или в 13 раз больше потребностей страны. К 2060 это значение должно вырасти до почти 150 ПВт*ч.

К 2030 цены на солнечную энергию в КНР, по прогнозам, снизятся до $13 за МВт*ч, а к 2060 — до $3/МВт*ч. При этом в модели не учитывается, во сколько обходится стране вред для здоровья граждан от использования ископаемого топлива.

Судя по недавнему отчёту Глобального совета по ветроэнергетике, Китай третий год подряд занимает первое место по введению в строй ветрогенераторов. Мощности страны выросли за год более чем на 3 ГВт. За Китаем следуют Нидерланды с 1,5 ГВт мощности, а на третьем месте — Бельгия, которая установила ветряки на 706 МВт.

Возобновляемые источники энергии приносят энергию в беднейшие деревни мира

Swarm grids, инновационная технология, предназначенная для работы с возобновляемыми источниками энергии, впервые обеспечивает надежное электроснабжение некоторых из беднейших и отдаленных регионов мира, обеспечивая значительный рост средств к существованию тех, кто там живет, сообщает Новости ООН.

Около 789 миллионов человек во всем мире по-прежнему не имеют доступа к электричеству, что серьезно ограничивает их возможности для развития. Но установка при поддержке Программы развития ООН ( ПРООН ) так называемых «роевых сетей» в уязвимых сообществах, от Лаоса до Мозамбика и Вануату, демонстрирует, что недорогие решения в области возобновляемых источников энергии могут быть эффективной альтернативой. более дорогие крупномасштабные сетевые подключения.

Первый шаг в большое будущее
«Это первый шаг в великое будущее», – говорит Рубен Натаматевиа, верховный вождь острова Лелепа, который входит в состав архипелага из 83 островов, составляющих государство Вануату, одну из беднейших стран мира.

Г-н Натаматевиа восхищен потенциалом сети роя, которая была установлена ​​на острове, которая, как и подавляющее большинство национальных островов, никогда не была подключена к национальной сети. До сих пор жители этих островов вынуждены были довольствоваться дизельными генераторами, загрязняющими окружающую среду, или индивидуальными домашними солнечными системами, мощность которых была ограничена и едва хватало энергии для зарядки мобильного телефона. Инсталляция обещает изменить правила игры для Lelepa.

«Как только наша деревня будет полностью электрифицирована, мы сможем охлаждать наш ежедневный улов. Электрический водяной насос обеспечит жителей села питьевой водой. В школе учителя и ученики смогут пользоваться копировальным аппаратом и принтером. Благодаря швейным машинам женщины-производители смогут увеличить производство изделий ручной работы».

Новаторский проект роевой сети, который поддерживается ПРООН и финансируется из Германии, состоит из прочных блоков питания, которые выглядят как большие автомобильные аккумуляторы и заряжаются от солнечной батареи. Энергия, хранящаяся в кубах, подается в отдельные домохозяйства или общественные здания, такие как медицинские центры, через проложенные под землей кабели. Поскольку кубы связаны между собой, перебои в подаче электроэнергии гораздо менее вероятны: если один куб выходит из строя, питание может подаваться от других кубов. И по мере того, как потребности сообщества в энергии растут, можно добавлять больше кубиков.

Сеть Lelepa Swarm является пилотным проектом, но правительство Вануату планирует распространить ее на многие другие автономные острова страны и перейти на 100% возобновляемые источники энергии.

Как объясняет технический советник ПРООН Александра Зоезер, сеть роя является гораздо более экономичным решением, чем варианты, ранее доступные на островах Вануату. «На острове Малекула ПРООН построила традиционную мини-сеть, где каждое домашнее подключение стоит около 6000 долларов. Для сравнения, стоимость подключения на семью на острове Лелепа составляет около 1200 долларов США».

Свет – это жизнь

«Свет – это не только свет. Это жизнь и лучшая жизнь для нас здесь », – говорит Теунг, глава деревни Тай Пхай Бай, которая, наряду с соседним островом Ко Бонг, теперь пользуется чистой энергией, поставляемой с помощью роевой сети, установленной при поддержке ПРООН.

Ко Бонг и Тай Пхай Бай находятся слишком далеко, чтобы быть частью национальной сети, и, как и жители острова Лелепа, ожидают, что появление дешевой и надежной электроэнергии изменит их жизнь и принесет пользу, включая улучшение здравоохранения, образование и коммерческие возможности.

Однако для того, чтобы проекты, поддерживаемые ПРООН, были устойчивыми, важно, чтобы члены уязвимых, бедных сообществ могли позволить себе оплачивать произведенную электроэнергию. В Лелепе, где приоритетом является электрификация общественных зданий и инфраструктуры, для подключения домашних хозяйств внедряется модель с оплатой по мере использования, в то время как на Ко Бонг и Тай Пхай Бай общинная группа управляет сетью роя. , и устанавливает плату за электроэнергию, которая считается разумной для сельского жителя.

Обеспечение электричеством миллионов

Успех этих проектов подчеркивает огромную разницу, которую электричество оказывает на некоторых из беднейших слоев населения мира, и относительно низкий уровень инвестиций, необходимых для этого. По словам г-жи Соезер, потенциал электроснабжения миллионов людей чрезвычайно высок.

«По данным на 2018 год, 789 миллионов человек по-прежнему не имеют доступа к электричеству. Расширяя программы недорогих роевых сетей, мы могли бы электрифицировать около 80 процентов этих людей по цене от 400 до 500 долларов за соединение. Каждая семья может в конечном итоге платить менее 2 долларов в месяц».

Чтобы иметь возможность наращивать масштабы и достигать этих результатов, правительствам при поддержке таких органов, как поддерживаемая ООН Платформа климатических инвестиций, по-прежнему потребуется обеспечить необходимые займы и гранты, но проекты роевых сетей показывают, что с учетом политических воли, конечная цель всеобщего доступа к чистой, надежной и доступной энергии, технически осуществима и реалистична.

ЕБРР, ЕИБ и PROPARCO выделяют 87,4 миллиона евро на строительство солнечной электростанции Total Eren в Узбекистане

Планы правительства Узбекистана по созданию 8 ГВт солнечных и ветровых мощностей к 2030 году получили серьезную поддержку после утверждения пакета финансирования в размере 87,4 миллиона евро, совместно организованного Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) и Европейским инвестиционным банком (EIB) и PROPARCO, дочерней компании Agence Française de Développement. На эти средства будет построена и введена в эксплуатацию солнечная электростанция мощностью 100 МВт недалеко от г. Самарканда, сообщает UZ Daily.

Пакет финансирования будет предоставлен проектной компанииTutly Solar LLC, которая полностью принадлежит Total Eren, ведущему французскому независимому производителю электроэнергии (IPP) из возобновляемых энергоисточников (в основном солнечных и ветровых), осуществляющему деятельность по всему миру. Он будет состоять из кредита ЕИБ в размере 43,7 миллиона евро и двух кредитов примерно по 21,8 миллиона евро каждый от ЕБРР и PROPARCO.

Это один из первых частных проектов возобновляемой энергетики в стране. Он поможет диверсифицировать энергетический баланс в Узбекистане, где в настоящее время преобладают электростанции, работающие на ископаемом топливе, а также увеличить генерирующие мощности и повысить надежность поставок электроэнергии для удовлетворения, растущего на нее спроса. После реализации проект поможет сократить ежегодные выбросы парниковых газов на 160 000 тонн эквивалента CO2 и вырабатывать дополнительно 270 ГВт-ч электроэнергии для тысяч жителей самой густонаселенной страны Центральной Азии.

Таким образом, проект будет способствовать достижению приоритетов, определенных в Целях устойчивого развития (ЦУР) Организации Объединенных Наций на период до 2030 года: доступная и чистая энергия, достойный труд и экономический рост, промышленность, инновации и инфраструктура, и действия по борьбе с изменением климата.

После ввода в эксплуатацию электроэнергия, производимая Tutly Solar, будет продаваться оператору, АО «Национальные электрические сети Узбекистана», по соглашению о закупке электроэнергии сроком на 25 лет. Проект, в котором Total Eren участвует в качестве одного из первых независимых производителей электроэнергии в стране, будет способствовать развитию огромного солнечного потенциала Узбекистана.

«PROPARCO рада внести свой вклад в финансирование солнечной электростанции Tutly, уникального проекта, разработанного Total Eren, и нашего первого проекта в секторе возобновляемых источников энергии в Узбекистане. Это финансирование полностью соответствует обязательству AFD Group «100% приверженность Парижскому соглашению», – сказала Анн Готье, глава подразделения энергетики и цифровых технологий PROPARCO в этом регионе.

Управляющий директор группы устойчивой инфраструктуры ЕБРР Нандита Паршад прокомментировала: «Мы очень гордимся тем, что софинансируем этот знаковый проект, задуманный Total Eren. Он вносит вклад в долгосрочную стратегию декарбонизации Узбекистана, которая разрабатывается совместно с ЕБРР и направлена на достижение углеродной нейтральности в энергетическом секторе к 2050 году, а также на согласование развития электроэнергетического сектора страны с обязательствами по Парижскому соглашению».

Тереза Червинска, вице-президент ЕИБ, ответственный за деятельность в Узбекистане, заявила: «Учитывая, что меры по защите климата лежат в основе инвестиционной деятельности ЕИБ, мы гордимся тем, что поддерживаем развитие солнечной электростанции Tutly в Узбекистане. Электростанция внесет важный вклад в устойчивое экономическое и социальное развитие страны и позволит Узбекистану внести свою лепту в глобальную борьбу с изменением климата. Это делает Tutly инвестицией в местное экономическое развитие и будущее нашей планеты. Я благодарен нашим партнерам из Европейского Союза, ЕБРР и Total Eren за дальновидное партнерство во имя безопасного и процветающего будущего Узбекистана, Центральной Азии и всего мира».

Лоуренс Жуин, исполнительный вице-президент и финансовый директор Total Eren, заявил: «Мы рады, что успешно завершили финансирование нашего первого солнечного проекта в Узбекистане, и я хотел бы поблагодарить узбекские власти и наших кредиторов, ЕИБ, ЕБРР и PROPARCO за их поддержку, а также наших сотрудников в Ташкенте и Париже за их упорный труд. Total Eren гордится тем, что является одним из первых независимых производителей электроэнергии, который разрабатывает, строит и финансирует проект солнечной энергии в Узбекистане, чтобы обеспечить население электроэнергией с низким уровнем выбросов углерода и помочь снизить зависимость страны от ископаемого топлива. Мы очень хотим ввести в эксплуатацию солнечную электростанцию Tutly и развивать другие проекты в области возобновляемых источников энергии в Узбекистане и в регионе».

Как меняющийся климат бьёт по фермерам

Политические лидеры богатейших стран мира, собравшиеся в День Земли (22 апреля) на организованный США саммит по климату должны использовать возможность признать свою общую ответственность перед планетой и всеми живущими на ней, сообщает Forbes.kz.

Страны, наиболее пострадавшие от изменения климата, несут наименьшую ответственность за эту проблему. Из 16 стран, наиболее уязвимых к изменению климата, 10 находятся в Азии и 5 – в Африке, где миллионы людей полагаются на сельское хозяйство, но не имеют доступа к чистой энергии, которая им понадобится для обеспечения более устойчивого и прибыльного будущего. Этим странам потребуется больше усилий, для того чтобы “построить лучше, чем было”. Они уже пострадали от принадлежащих развитым странам, энергетических и сельскохозяйственных секторов, которые являются основными источниками выбросов парниковых газов.

Период между сегодняшним днем ​​и конференцией Организации Объединенных Наций по климату (COP26) в Глазго в ноябре представит мировым лидерам уникальную возможность для создания “климатически разумной” основы для решения двойной проблемы – отсутствия продовольственной и энергетической безопасности. Это будет необходимо для поддержки развивающихся стран в их переходе к модели устойчивого роста и развития.

Созвав свой первый Саммит по продовольственным системам и первый за 40 лет “Диалог на высоком уровне по вопросам энергетики”, ООН предоставила идеальную платформу, где страны могут заявить о взятых на себя обязательствах. Для удовлетворения проблем сельского хозяйства мы должны найти решения, которые будут способствовать устойчивой поддержке людей, планеты и процветания, а также обеспечат благополучие и средства к существованию для 500 миллионов мелких домохозяйств в мире, которые наиболее уязвимы к изменению климата.

Повышение температуры уже обходится Африке примерно в 1,4% ВВП в год, и до 3% ВВП в год уходят на расходы, связанные с адаптацией. Поскольку это бремя ложится преимущественно на фермеров, решающее значение имеет повышение устойчивости и расширение доступа к чистой энергии в сельских районах. В краткосрочной перспективе мелкие землевладельцы должны иметь возможность управлять последствиями изменения климата; но в долгосрочной перспективе они также должны будут стать частью более устойчивого сельскохозяйственного сектора.

За последнее десятилетие децентрализованные решения в области возобновляемых источников энергии, такие как солнечные панели на крышах и мини-энергосистемы, принесли освещение и электрические приборы в сотни миллионов домохозяйств. Но, по оценкам, 840 миллионов человек по-прежнему живут без электричества для использования базовых бытовых приборов. Обладая более широким доступом к чистой энергии, больше фермерских семей могли бы внедрить технологию, для облегчения человеческого труда, на который в настоящее время приходится 80% энергопотребления на сельскохозяйственных землях Африки. А это, в свою очередь, сделает продовольственные системы более устойчивыми в будущем.

Но, чтобы достичь этих целей потребуется значительное увеличение финансирования для борьбы с изменением климата. Развивающимся странам требуется больше ресурсов для расширения и снижения рисков распределенных систем возобновляемой энергии, а также для того, чтобы сделать эти технологии доступными для фермеров. Мелкие фермеры в настоящее время получают всего 1,7% от климатического финансирования. Располагая лишь небольшой долей мировых ресурсов, они вынуждены сами противостоять все более частой и страшной жаре, засухам и наводнениям.

К счастью, инвестиции в инфраструктуру экологически чистой энергии в странах с низким уровнем дохода дают чрезвычайную прибыль, легко окупаясь за счет будущих сбережений, устойчивости и большей внутренней экономической активности. В Гане распределенная солнечная энергия уже становится ключевым источником энергии для местных предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции. А недавнее решение правительства Ганы прекратить экспорт какао-сырца отражает намерение расширить масштабы внутренней переработки, с целью получения большей прибыли для фермеров.

Компании, обеспечивающие доступ к возобновляемым источникам энергии, становятся крупными работодателями в Африке и Азии. Каждое создаваемое ими рабочее место, открывает возможность получения до пяти других потенциальных возможностей получения дохода в смежных областях, таких как орошение сельскохозяйственных культур на фермах, с доступом к достаточному количеству электроэнергии. Эти изменения не только улучшат продовольственную безопасность за счет повышения эффективности и производительности сельского хозяйства, но также повысят устойчивость к климатическим потрясениям и стрессам.

В целом в странах Черной Африки существует потенциальный рынок в $11,3 млрд для использования децентрализованных возобновляемых источников энергии в ирригации, переработке и холодного хранения. Но поскольку для большинства фермеров стоимость необходимых технологий все еще слишком высока, существующий рынок составляет всего $735 млн – всего лишь 6% от того, каким он мог бы быть. Аналогичным образом доступная по цене чистая электроэнергия, используемая для охлаждения, могла бы помочь сократить потери и отходы пищевых продуктов, стоимость которых составляет более чем в $310 млрд в год, 40% из которых происходит после сбора урожая и на ранних этапах цепочки поставок.

Наконец доноры и правительства стран с высоким уровнем доходов должны перейти от слов к действиям. Преобразование энергетических и продовольственных систем стран с низким уровнем дохода требует беспрецедентного уровня межсекторального сотрудничества – на международном, региональном и национальном уровнях. Отчасти это уже имеет место в рамках Диалогов саммита по продовольственным системам, которые проходят в более чем 100 странах. Но эти обсуждения должны продолжаться и расширяться в своих масштабах.

1200 идей, которые уже возникли в процессе открытого взаимодействия на Саммите по продовольственным системам, вселяют надежду на то, что предварительный саммит в июле в Риме и саммит в сентябре приведут к конкретным политикам и обязательствам. По своей сути климатический кризис – это энергетический кризис, а климатический кризис привел к тому, что 690 миллионов человек не получают достаточного количества продовольствия для удовлетворения своих основных потребностей.

Сосредоточив внимание на взаимосвязи продовольствия и энергии, мир получит возможность бороться как с изменением климата, так и с отсутствием продовольственной безопасности, создавая светлое будущее для всех нас.

ФОТО: © Depositphotos/stevanovicigor

JPMorgan направит $2,5 трлн на борьбу с изменением климата

Американский JPMorgan Chase & Co. намерен выделить $2,5 трлн в ближайшее десятилетие на поддержку инициатив в сфере борьбы с изменением климата и обеспечения устойчивого развития, сообщает Finmarket.ru.

В том числе – около $1 трлн будет направлено на проекты, стимулирующие использование экологически чистых источников энергии, таких как ветер и солнце.

Кроме того, банк планирует финансировать транзакции, которые содействуют социально-экономическому развитию в развивающихся странах, а также инициативы, способствующие экономической интеграции населения на развитых рынках, в том числе в области доступного жилья и здравоохранения.

«Изменение климата и неравенство являются двумя важнейшими проблемами нашего времени, и эти усилия будут способствовать обеспечению устойчивого экономического развития, которое станет залогом экологизации планеты и важнейших инвестиций в поддержку недостаточно обеспеченных общин»,- заявил главный исполнительный директор JPMorgan Джейми Даймон.

Он обратился к компаниям, правительствам и политическим деятелям с призывом поддержать инициативы, которые позволят обеспечить переход к низкоуглеродной экономике.

Финляндия стала получать большую часть энергии из возобновляемых источников

За время пандемии общее потребление энергии в стране сократилось, однако потери возобновляемой энергетики составили всего 1%, тогда как угольный сектор сократился на 22%, сообщает Plus One.ru

Аналитики в Statistics Finland сообщают, что в Финляндии в 2020 году потребление возобновляемой энергии превысило потребление ископаемых источников энергии. В период пандемии общее потребление энергии в стране сократилось, показатели ВИЭ также упали на 1%. Однако потери в ископаемом секторе оказались значительно больше — за счет сжигания нефти, газа, угля и торфа было получено на 10% меньше энергии, чем в 2019 году. Общая доля ископаемой энергетики сократилась до 37%, в то время как доля ВИЭ поднялась до 40%.

Особенно резким стало падение в угольном секторе — в 2020 году доля этого источника энергии в Финляндии сократилась на 22%. Издание Foreigner.fi сообщает, что падение в потреблении угля отчасти связано с тем, что компании выводят капитал из этого сектора, поскольку в 2029 году использование угля в энергетике будет почти полностью запрещено в стране.

Plus-one.ru рассказывал, что во время пандемии показатели угля, нефти и природного газа в мировой энергетике сократились, в то время как сектор ВИЭ продолжил рост. В Финляндии показатели гидроэлектростанций и ветрогенераторов в 2020 году выросли на 28% и 30% соответственно. При этом в сумме ГЭС и ветрогенераторы обеспечивают всего 6% энергии в стране, большая часть возобновляемой энергии приходится на сжигание древесного биотоплива (28%).

Statistics Finland сообщает, что за год Финляндия сократила экспорт энергии на 36%. Большая часть (54%) экспортной энергии страны получает из России.

В Узбекистане построят крупнейшую в Центральной Азии ветровую электростанцию

На прошлой неделе министерство энергетики Узбекистана и компания Masdar (ОАЭ) заключили соглашение об увеличении мощности реализуемого проекта по ветряным электростанциям в Узбекистане до 1,5 ГВт.

По словам министра энергетики Узбекистана Алишера Султанова, ветропарк станет крупнейшим объектом такого рода в регионе Центральной Азии.

Более того, это еще один шаг Узбекистана на пути к цели по доведению доли энергии, вырабатываемой за счет силы ветра, до 3ГВт к 2030 году. В целом в указанный период доля ВИЭ в энергетическом миксе должна составить 25%.

Как известно, проект по разработке, строительству и эксплуатации ветряной электростанции мощностью 500 мегаватт (МВт), второго масштабного проекта в области чистой энергии в стране и был запущен в Узбекистане в 2020 году. Прогнозируется, что проект привлечет в экономику страны инвестиции в размере свыше 600 млн.долл. США. С подписанием нового соглашения проектная мощность ветропарка, который будет расположен в Зарафшанском районе Навоийской области, возросла до 1,5 ГВт.

ВЭС в Зарафшане мощностью 500 МВт будет запущена в эксплуатацию к концу 2024 года. Этого объема электроэнергии будет достаточно для снабжения 500 000 домохозяйств. Это также поможет предотвратить выброс в атмосферу до 1,1 млн. тонн углекислого газа в год.

На сегодняшний день доля «зеленой энергии» в энергопроизводстве стран Центральной Азии все еще не столь велика. Но амбициозные планы и задачи по задействованию имеющегося потенциала в регионе изменяют ситуацию в сторону прогресса.  5,5% мирового потенциала в гидроэнергетике приходится на Таджикистан и Кыргызстан, палящее солнце одарило Казахстан, Узбекистан и Туркменистан 3000-3600 часами солнечной радиации в год, a потенциал ветроэнергетики в Казахстане превышает 1,8 трлн. кВтч в год.

К настоящему времени в Казахстане работает свыше 100 энергогенерирующих объектов общей установленной мощностью 1 634,7 МВт (по данным за 2020 г). При этом выработка электрической энергии объектами ВИЭ за 2020 год в стране по сравнению с 2019 годом увеличилась на 74%

В Туркменистане также предпринимаются шаги по созданию объектов возобновляемой энергетики. Самый крупный и старейший «представитель» альтернативной энергетики в богатой углеводородами стране – это Гиндыкушская ГЭС мощностью 1,2 МВт, построенная еще в эпоху царской России. На нынешнем этапе в Туркменистане принята Национальная стратегия по развитию возобновляемой энергетики на период до 2030 года. А в начале прошлого года солнечные системы электроснабжения общей электрической мощностью 10 кВт сменили дизельные генераторы в трех населенных пунктах в центре Каракумской пустыне. В планах  – построить солнечную электростанцию мощностью 10МВт на побережье озера Алтын Асыр в Каракумах, где будет сформирован новый населённый пункт.

В Кыргызстане и Таджикистане главный источник энергии – это гидроэнергетика. Однако, обе страны сталкиваются с проблемой сокращения водных ресурсов, что актуализирует необходимость диверсификации источников энергогенерации.

Между тем, размышления о развитии альтернативной энергетики в Центральной Азии порой вызывает скептические мнения среди экспертов. Ведь проекты возобновляемой энергетики – достаточно капиталоемкие и имеют длительный срок окупаемости. В результате тарифы на электроэнергию из ВИЭ для конечного потребителя могут оказаться непосильно высокими, либо государственный бюджет должен предусмотреть механизм субсидирования. И все же, промышленное развитие, демографический рост в регионе, диктующий свои правила глобальный тренд на устойчивое развитие и минимизацию последствий климатических изменений, и, как следствие растущее энергопотребление, могут подтолкнуть энергетические системы центральноазиатских стран к более активному освоению зеленых ресурсов, которыми так щедро их наградила природа.