Кислотные океаны могут привести к резкому сокращению одного из крупнейших в мире производителей кислорода

Крошечные плавающие организмы, которые обеспечивают наш мир пятой частью кислорода, окажутся в тяжелом положении, когда океаны закислятся, как показывают новые исследования.

Эти существа, называемые диатомовыми водорослями, будут лишены кремнезема, необходимого для создания их защитных оболочек, которые бывают самых разных ослепительных опаловых форм.

Это может привести к сокращению их численности на 26 процентов к концу следующего столетия, считают исследователи.

“Диатомовые водоросли – одна из самых важных групп планктона в океане”, – объясняет морской биолог Ян Таухер из Центра океанических исследований имени Гельмгольца в Киле (GEOMAR).

“Их сокращение может привести к значительным изменениям в морской пищевой сети или даже к изменению роли океана как поглотителя углерода”.

Эти одноклеточные водоросли составляют 40 процентов фотосинтетической биомассы океана, что делает их одним из основных компонентов биологического насоса, который забирает CO2 из нашей атмосферы, накапливая его в глубинах океана.

Они являются одной из причин того, что океанам удалось поглотить огромный кусок избыточного CO2, который производим мы, люди.

Но когда избыток CO2 растворяется в морской воде, он вступает в реакцию, образуя больше ионов водорода, повышая кислотность воды. Такое изменение химического состава океана уже привело к 10-процентному снижению концентрации карбонатов со времен индустриализации.

Меньшее количество карбоната означает, что карбонату кальция труднее образовываться; это жизненно важная молекула для большинства морских животных, поскольку она входит в состав их панцирей и экзоскелетов.

Если концентрация карбоната падает слишком низко, карбонат кальция растворяется. Некоторые животные в настоящее время переживают растворение своих раковин.

В отличие от этого, считалось, что диатомовые водоросли, которые строят свои замысловатые стеклянные дома из совершенно других материалов, будут относительно невосприимчивы к закислению океана и, возможно, даже выиграют от повышения уровня CO2.

Эти фитопланктоны строят свои внешние оболочки, называемые фрустулами, из кремнезема, который плавает в поверхностных водах океана.

Но новое исследование выявило фактор, который был упущен предыдущими исследованиями. Оказалось, что при снижении pH воды эти жизненно важные строительные блоки кремнезема начинают растворяться медленнее, а это значит, что все большее их количество погружается в глубины океана, прежде чем станет достаточно легким, чтобы оставаться на плаву.

Это приводит к увеличению количества кремнезема на дне океана, недоступного для диатомовых водорослей, плавающих в свете, который они используют для превращения CO2 в кислород, воду и углеводы, что препятствует их способности строить свои дома-фрустулы.

Таучер и другие исследователи обнаружили это, используя гигантские океанические “пробирки” (мезокосмы), в которые добавляли различные концентрации CO2 для моделирования будущих сценариев потепления.

Затем они оценивали образцы с разных глубин, анализируя отложения, заполненные мертвыми диатомами. Это, наряду с моделированием, подкрепленным предыдущими исследованиями химии кремнезема диатомей, показало ошеломляющее сокращение плавающего кремнезема, предполагая, что к 2200 году численность диатомей может сократиться на четверть.

Такая огромная потеря фитопланктона будет иметь радикальные последствия для других видов жизни на нашей планете, поскольку эти организмы являются одними из основных первичных производителей океана.

“Связанные с этим последствия для функционирования экосистем и круговорота углерода оценить сложнее”, – говорится в статье команды, объясняя, что они не учли многие физиологические и экологические процессы, которые могут вызвать эффект домино для остальной части пищевой сети.

Тем не менее, результаты исследования показывают, как неожиданные механизмы обратной связи в системах Земли могут радикально изменить экологические и биологические изменения, которые, как нам кажется, мы понимаем, и показывают, что нам еще многое предстоит узнать о том, как переплетены наша планета и ее формы жизни.

“Это исследование еще раз подчеркивает сложность системы Земли и связанную с этим трудность прогнозирования последствий антропогенного изменения климата во всей его полноте”, – говорит морской биолог GEOMAR Ульф Рибеселл.

“Подобные сюрпризы вновь и вновь напоминают нам о неисчислимых рисках, которым мы подвергаемся, если не будем быстро и решительно противодействовать изменению климата”.

Ключевое ирригационное водохранилище Ирака практически высохло

Некогда обширное иракское озеро Хамрин к северо-востоку от Багдада, которое является единственным источником воды для орошения в провинции Дияла, практически высохло, заявил советник министерства водных ресурсов Ирака Аун Дхиаб, 20 мая сообщает Phys.org.

Низкое количество осадков несколько лет подряд и резкое сокращение стока воды по реке Сирван из соседнего Ирана превратили большую часть озера в пыльную чашу, сообщил чиновник.

«Произошло резкое снижение уровня воды — запасы в настоящее время составляют 130 миллионов кубометров против двух миллиардов кубометров обычно», — сказал Дхиаб. Он добавил, что причиной этому были ряд факторов, включая длительную засуху и строительство иранских плотин и проекты отвода рек вверх по течению.

Дхиаб отметил, что это не первый случай, когда уровень воды упал так низко. «В 2009 году озеро полностью высохло. Там был просто ручей», — сказал он. Однако, по его мнению, не следует недооценивать воздействие на окружающие сельскохозяйственные угодья, так как в провинции нет других источников воды.

По словам Дхиаба правительство Ирака попросило Иран увеличить поток воды через границу. В противном случае все, что можно было сделать, — это молиться о большем количестве осадков в следующем году, заключил он.

Эта проблема касается не только провинции Дияла. Всемирный банк прогнозирует, что без серьезных изменений Ирак потеряет 20 процентов своих водных ресурсов к 2020 году. Соседние с Ираком страны, расположенные выше по течению, Иран, Турция и Сирия испытывают аналогичный дефицит.

Источник: https://rossaprimavera.ru/news/60d94b12

 

15 мая – Международный день климата

15 мая мир отмечает Международный день климата. Учреждение этого неофициального экологического праздника стало ответом на призыв метеорологов защищать климат как важный ресурс, влияющий на благосостояние нынешних и будущих поколений.

Сохранение климата – одна из глобальных проблем, которые сегодня стоят перед человечеством. Глобальное потепление, повышенное содержание озона в атмосферном слое, естественные катаклизмы, изменение погодных условий на планете – все это ведет к ухудшению климата Земли и, как следствие, оказывает негативное влияние на продовольственную, жизненную и имущественную безопасность людей, плачевно сказывается на состоянии природных ресурсов и сбалансированном развитии государств.

Только за последние 35 лет климатические изменения на планете резко ускорились, а практически каждый год ставит новые температурные рекорды.

Современные науки не могут ответить на вопрос, как быстро наступит катастрофическое изменение климата в случае дальнейшего повышения температуры на Земле. Однако, по мнению экологов и метеорологов, отсрочить эти изменения человечеству вполне под силу.

К числу основных проблем, которые ведут к необратимым климатическим изменениям на планете, относится повышение концентрации парниковых газов в атмосфере. Впервые это явление обсуждалось на мировом уровне в 1992 году – на так называемом Саммите Земли в Рио-де-Жанейро. Представители более 180 стран мира (включая Россию и страны бывшего СССР) подписали рамочную Конвенцию ООН об изменении климата (РКИК). Это соглашение определило общие принципы действий государств, направленные на стабилизацию парниковых газов в атмосфере на том уровне, который не грозит климатической системе Земли глобальным антропогенным воздействием.

В конце 1997 года на третьей конференции сторон РКИК, проходившей в Киото (Япония), в дополнение к Конвенции был принят знаменитый уже Киотский протокол – международный документ, обязывающий развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов в 2008–2012 годах по сравнению с 1990 годом.

Спустя 10 лет, в декабре 2007 года, на Бали (Индонезия) состоялась еще одна конференция ООН, посвященная вопросам изменения климата. Ее участники – представители более 190 государств – подписали международное соглашение, призывающее мировых лидеров предпринять нужные меры, с тем, чтобы торгово-промышленный сектор снизил эмиссию углекислого газа.

Сохранение климата Земли зависит и от каждого жителя планеты. Внести свою лепту не так уж и сложно. Для этого можно, например, реже пользоваться автомобилем, использовать в своей квартире энергосберегающие источники освещения, участвовать в посадках деревьев и защищать зеленые насаждения. Казалось бы, мелочи… Но эти «мелочи», помноженные на население планеты, приобретают огромное значение.

 

Израильский стартап разрабатывает воздушные шары для улавливания углерода

Израильская компания присоединилась к борьбе с глобальным потеплением, ища вдохновение в верхних слоях атмосферы, где она надеется отправить партию воздушных шаров, которые будут улавливать углекислый газ для последующей переработки.

Выбросы углекислого газа, образующегося при сжигании ископаемого топлива и в результате промышленного сельского хозяйства, являются основной причиной изменения климата. Но для удаления CO2 из атмосферы при стандартных температурах требуется слишком много энергии, чтобы правительства и компании считали это экономически эффективным.

Компания High Hopes Labs разработала систему, которая улавливает углерод там, где он почти затвердел, далеко над Землей.

“Прекрасно то, что улавливать газ очень легко, когда он близок к замерзанию…”, – сказал генеральный директор компании Надав Мансдорф.

“Углерод замерзает при температуре минус 80 градусов (по Цельсию), и единственное место, где мы можем найти углерод при температуре, близкой к этой, – это 15 километров (9 миль) над нашими головами”.

По словам Мансдорфа, компания испытала свою систему в небольших масштабах, выпустив наполненные газом воздушные шары с прикрепленной под ними коробкой, которая служит устройством для улавливания углерода.

Затем замороженный углерод отделяется от воздуха, возвращается на землю и может быть переработан.

По словам Мансдорфа, компания планирует в течение двух лет создать более крупные воздушные шары, каждый из которых можно будет использовать для удаления тонны углерода в день по цене менее 100 долларов, что намного меньше, чем аналогичные наземные установки, используемые в настоящее время.

Источник: https://earth-chronicles.ru/

В водном цикле Земли происходят тревожные изменения, свидетельствуют спутниковые данные

Изменение климата сильно нарушает круговорот воды на Земле. Согласно новым спутниковым данным, во всем мире пресные воды становятся все более пресными, а соленые – все более солеными. Если такая тенденция сохранится, это приведет к усилению ливневых дождей.

Полученные данные свидетельствуют о серьезном ускорении глобального круговорота воды – признак, который не так четко прослеживается при прямых измерениях солености с океанических буев, которые обычно проводят измерения немного ниже поверхности океана. Однако он обычно предсказывается в климатических моделях.

По мере повышения глобальной температуры климатологи ожидают, что на поверхности океана будет происходить большее испарение, что сделает верхний слой моря более соленым и добавит влаги в атмосферу.

Это, в свою очередь, приведет к увеличению количества осадков в других частях света, разбавляя некоторые водоемы и делая их еще менее солеными.

Такую картину можно описать как “влажно-влажно-влажно-сухо-сухо-сухо”, и это реальный повод для беспокойства. Если круговорот воды ускорится в связи с глобальным потеплением, это может оказать глубокое воздействие на современное общество, вызвав засуху и нехватку воды, а также усиление штормов и наводнений.

Возможно, даже начнет ускоряться таяние снега, поскольку в полярных регионах увеличивается количество осадков.

“Это увеличение количества воды, циркулирующей в атмосфере, может также объяснить увеличение количества осадков, которое наблюдается в некоторых полярных районах, где тот факт, что вместо снега идет дождь, ускоряет таяние”, – объясняет математик Эстрелла Ольмедо из Института морских наук Барселоны.

На крайнем Северном и крайнем Южном полюсах нашей планеты меньше океанических буев, которые непосредственно измеряют соленость поверхности. Новый спутниковый анализ – первый, который дает глобальную перспективу в этом вопросе.

“Там, где ветер уже не такой сильный, поверхностная вода нагревается, но не обменивается теплом с водой внизу, что позволяет поверхности стать более соленой, чем нижние слои, и дает возможность наблюдать эффект испарения с помощью спутниковых измерений”, – объясняет физик Антонио Туриэль из Института морских наук в Испании.

“Это говорит нам о том, что атмосфера и океан взаимодействуют сильнее, чем мы себе представляли, с важными последствиями для континентальных и полярных областей”.

Последние климатические модели предсказывают, что на каждый градус Цельсия потепления водный цикл Земли может активизироваться на 7 процентов.

Практически это означает, что влажные районы могут стать на 7 процентов более влажными, а сухие – на 7 процентов более сухими.

Данные глобальных спутников подтверждают эти прогнозы. В тропических и среднеширотных регионах исследователи обнаружили значительные различия между измерениями солености с помощью буев и спутниковыми измерениями солености.

Последние измерения более четко показывают изменения в круговороте воды на Земле.

“В частности, в Тихом океане мы видели, что поверхностная соленость уменьшается медленнее, чем подповерхностная, и в этом же регионе мы наблюдали увеличение температуры поверхности моря и уменьшение интенсивности ветров и глубины слоя перемешивания”, – говорит Эстрелла Ольмедо.

Авторы утверждают, что будущие океанические модели должны включать данные о солености со спутника, поскольку она, по-видимому, является верным косвенным показателем глобальных потоков испарения и осадков.

Единственный способ предотвратить усиление тепловых волн, засух и штормов в будущем – это ограничить глобальное потепление, и человечество еще многое может сделать.

Мир уже настроен на определенный уровень изменений. Согласно последнему докладу Международной группы экспертов по изменению климата, если мы сможем удержать глобальное потепление на уровне 2 °C, экстремальные погодные явления будут на 14% сильнее, чем в начале промышленной революции.

Это серьезное изменение. В 2021 году Организация Объединенных Наций предупредила, что ближайшие десятилетия, вероятно, принесут с собой череду катастрофических засух. Когда почти четверть мира уже испытывает нехватку воды, последствия могут быть ужасными.

Исследование было опубликовано в журнале Scientific Reports. 

Источник: https://earth-chronicles.ru/news/2022-05-02-161733

Ученые разгадали антарктическую загадку

Быстрое разрушение двух ледяных шельфов на Антарктическом полуострове за последние четверть века, скорее всего, было вызвано приходом огромных шлейфов теплого, насыщенного влагой воздуха, которые создали экстремальные условия и дестабилизировали лед, сообщили исследователи в четверг.

Разрушению шельфа Ларсен А в 1995 году и шельфа Ларсен Б в 2002 году предшествовало приземление этих шлейфов, называемых атмосферными реками, из Тихого океана. Они создавали чрезвычайно теплые температуры в течение нескольких дней, что вызвало поверхностное таяние льда, которое привело к образованию трещин, и сокращению морского ледяного покрова, что позволило океанским волнам согнуть ледяные шельфы и еще больше ослабить их.

“Мы идентифицируем атмосферные реки как механизм, который может создать экстремальные условия над ледяными шельфами Антарктического полуострова и потенциально привести к их дестабилизации”, – сказал Джонатан Вилле, климатолог и метеоролог из Университета Гренобль-Альпы во Франции и ведущий автор работы, описывающей исследование в журнале Communications Earth and Environment.

Хотя с 2002 года на полуострове не было ни одного обрушения, доктор Вилле и его коллеги обнаружили, что атмосферные реки также спровоцировали 13 из 21 случая обрушения крупных айсбергов в период с 2000 по 2020 год.

Доктор Уилле сказал, что более крупный шельф Ларсен С, который все еще в основном цел и, занимая площадь около 17 000 квадратных миль, является четвертым по величине шельфовым ледником в Антарктике, в конечном итоге может постигнуть та же участь, что и шельфы A и B.

“Единственная причина, по которой таяние до сих пор не было значительным, заключается в том, что он находится дальше к югу по сравнению с другими шельфами и поэтому более холодный”, – сказал он. Но по мере дальнейшего потепления климата ожидается, что атмосферные реки станут более интенсивными. “Ларсен С теперь окажется под угрозой из-за тех же процессов”, – сказал он.

Кайл Р. Клем, исследователь из Веллингтонского университета Виктории в Новой Зеландии, который не принимал участия в исследовании, сказал, что работа также показывает, что другие части Антарктиды, которые нагреваются не так быстро, как полуостров, в конечном итоге также могут быть восприимчивы, поскольку механизм, который задокументировали исследователи, в большей степени зависит от потепления в месте возникновения атмосферной реки.

“Количество тепла и влаги, которое переносят атмосферные реки, выше, чем оно было бы без глобального потепления”, – сказал доктор Клем. “Поэтому воздушные массы, которые обрушиваются на Антарктиду, намного, намного теплее. И именно эти эпизоды экстремальных событий приводят к разрушению ледяного шельфа”.

“Это может произойти в любом месте Антарктиды”, – сказал он.

Шельфы – это плавающие языки льда, которые служат для удержания большей части льда, покрывающего Антарктиду, на глубине до 3 миль. Когда шельф разрушается, поток этого сухопутного льда в океан ускоряется, увеличивая темпы повышения уровня моря.

Хотя ледяной щит Антарктического полуострова относительно невелик (если бы он весь растаял, уровень моря поднялся бы менее чем на фут), разрушение ледяных шельфов в других местах континента может привести к гораздо большему повышению уровня моря в течение столетий.

В прошлом месяце в Восточной Антарктиде, которая считается самой стабильной частью континента, обрушился небольшой ледяной шельф. За несколько дней до этого в регион пришел интенсивный атмосферный поток. Она привела к рекордно высоким температурам, но исследователи пока не уверены, какую роль она сыграла в разрушении шельфа, если вообще сыграла.

Атмосферные реки возникают, когда большая стационарная зона воздуха с высоким давлением встречает штормовую систему с низким давлением. Из места их слияния вытекает узкий поток влажного воздуха.

По словам исследователей, за типичное лето в Южном полушарии на полуострове происходит от одного до пяти таких событий. Они рассмотрели только те из них, которые содержали наибольшее количество водяного пара.

Если река достаточно интенсивна, она может привести к таянию поверхности ледяного шельфа в течение нескольких дней. Когда талая вода стекает в трещины, она замерзает, расширяя и увеличивая трещины. В конце концов, такой повторяющийся гидроразрыв, как называют этот процесс, может привести к разрушению ледяного шельфа.

Атмосферная река также может подстегнуть этот процесс, растопив морской лед, или если связанные с ней ветры оттолкнут морской лед от шельфа. Это позволяет океанским волнам раскачивать ледяной шельф, еще больше нагружая его.

Некоторые крупные ледяные шельфы в Западной Антарктиде истончаются в результате таяния под действием теплой океанской воды. Кэтрин Уокер, гляциолог из Океанографического института Вудс-Хоул в Массачусетсе, не принимавшая участия в исследовании, сказала, что независимо от долгосрочных тенденций потепления и истончения, “эта статья подчеркивает тот важный момент, что очень короткие погодные явления могут подтолкнуть ледяной шельф к переломному моменту”.

Источник: https://earth-chronicles.ru/

Картинка: https://www.rgo.ru/ru/obshchestvo

В Исландии из-за таяния льдов аномально снижается уровень моря

В Исландии тает ледяной покров, и при этом снижается уровень моря. В то время как большая часть мира обеспокоена повышением уровня воды и сокращением суши, жители Исландии столкнулись с противоположной проблемой.

Например, для местного судоходства и рыболовства снижение уровня воды стало угрозой. Как рассказал Орвард Арнасон, директор исследовательского центра Университета Исландии, самая большая ледяная шапка страны — Ватнайёкюдль — на протяжении веков своим могучим весом сжимала землю под собой. Но изменение климата привело к тому, что ледник быстро тает, а земля буквально поднимается. Высвободившаяся вода стекает в океан и в конечном итоге уходит на другой конец света. Большие ледники, помимо давления на землю, также оказывали гравитационное воздействие на океан, притягивая к себе воду. Теперь этот баланс нарушен, передает CNN.

Десятая часть Исландии покрыта льдами. Сейчас Арктика переживает самое резкое повышение температуры. По данным NASA, Исландия теряет около 10 млрд тонн льда ежегодно. При таких темпах страна лишится ледяного покрова к 2200 году. В то же время земля поднимается на 2-4 см в год. «Ледники Исландии настолько тяжелы, что притягивали к себе океан под действием силы тяжести. Но если лед тает, это притяжение начинает ослабевать, и вода уходит», — рассказал Томас Фредерикс, аспирант Лаборатории реактивного движения NASA.

Исследователи американского космического агентства подсчитали, что если средний глобальный уровень моря поднимется на один метр, то вокруг Исландии он упадет на 20 см. И это отчасти будет связано с таянием льда и в Гренландии, которая находится неподалеку и тоже обладает большими массами замороженной воды. Если вся Гренландия растает, это добавит 7,5 метра к глобальному уровню океана.

На таяние льдов приходится около двух третей мирового повышения уровня моря. Но люди своей деятельностью и сжиганием ископаемого топлива разогревают мировой океан, что приводит к его расширению. По оценкам ученых, примерно треть глобального повышения уровня воды объясняется этим процессом.

Пока в Исландии борются с последствиями снижения уровня моря, жители Маршалловых островов борются с наступлением воды на их жилища. По словам Кэти Джетнил-Киджинер, представителя Министерства окружающей среды Маршалловых островов по вопросам климата, средняя высота островов над уровнем моря составляет всего 2 метра. По прогнозам климатологов, 40% зданий в столице Маджуро окажутся под угрозой, если уровень моря поднимется на 1 метр, а 96% города будут подвержены риску частых наводнений.

Источник: https://earth-chronicles.ru/

Профессор МГУ заявил, что глобальное потепление уничтожит тайгу

Уникальная весна: пока центр России страдает от ураганов и метелей, оба полюса Земли прямо-таки плавятся от жары. В Арктике теплее на 30 градусов, чем в среднем, а в Антарктиде – аж на 40 градусов. И, если наши Севера греются, потому что весна, Антарктида, где дело идет на зиму, пылает по совершенно непонятной причине. Значит, началось всерьез? Вот оно, глобальное потепление? Не все так просто, говорит геолог, профессор МГУ Андрей Журавлев. Земля лишь демонстрирует нам свои естественные ритмы, а сжигание угля и нефти ни причем. Но от этого не легче: потепление неминуемо, и нам надо думать, как с этим жить.

Андрей Журавлев – доктор биологических наук, профессор МГУ. Изучает древних животных и древний климат. Отыскивает тонкие и сложные связи между биологией и геологией, доказывая, что климат – это сумма миллионов действий и причин. Широкой публике известен такими бестселлерами, как «Сотворение Земли» и «Похождения видов».

«У алармистов все построено на ляпах и ошибках»
– Когда говорят «глобальное потепление», подразумевают, что климат испортил человек. Аргумент такой: да, раньше были похолодания и потепления, но так быстро погода не менялась никогда. Это правда?

– А мы не знаем! Мы смотрим на прошлые эпохи через мутное стекло, и уловить события с точностью до года и даже тысячелетия не в состоянии. Более-менее детальные «записи» погоды у нас есть примерно за последний миллион лет: это данные из ледников Гренландии и Антарктиды. Действительно, за этот миллион лет так быстро погода не менялась. Но что такое миллион лет? Просто ничто. Нельзя гарантировать, что быстрых колебаний не было в прошлом.

– Хорошо, вопрос в лоб. Это человек постарался, что Антарктида тает?

– Ответ в лоб: да, человеческий фактор влияет на климат. Но дальше мы с алармистами, которые во всем винят только человека, резко расходимся. У них есть одна причина – человек, одни «рельсы» – хватит сжигать нефть и уголь, и они по этим «рельсам» едут. Начинают притягивать к своей версии уровень океана (море поднимется и всех затопит), течения (уйдет Гольфстрим), и так далее. То есть строят модели одна другой нелепее.

Я им говорю: ребята, вот сколько было катаклизмов в геологической истории за последние полмиллиарда лет, всегда особое значение имели только две вещи: наземные растения и фитопланктон. Что-то меняется там или там – все, поменяется и климат. Все остальное, течения, ветра, дрейф континентов – шум, фон. Если вы хотите понять, откуда берется углекислый газ и, главное, куда девается, изучайте то, что имеет отношение к делу, а не все подряд, что попадается на глаза.

– Стоп. Почитаешь документы хотя бы ООН. Или бесчисленных климатических саммитов. И везде – «все ученые согласны в том, что» климат испортил человек. Вы – ученый, и вы не то чтобы безоговорочно согласны. То есть уже не все? Нам врут?

– Для меня тайна, в чем таком «все ученые согласны». Алармисты настрогали тысячи моделей, которые исключают одна другую. Нет такой модели, с которой согласны «все».

Глобальное потепление стало страшилкой в одночасье. В 1988 году эколог из Колумбийского университета Джеймс Хансен выступил в Конгрессе США. И в том же году на конференции в Торонто решили снизить выбросы парниковых газов на 20% к 2005 году, а ООН создала группу экспертов, которая и продвигает идею «человеческой вины» в изменениях климата. Мнения других экспертов подавляются, как показала попавшая в интернет переписка специалистов по климату, которую обнародовал климатолог Мохаммед Саббан перед саммитом в Копенгагене. В Еврокомиссии тогда заявили: несмотря на ученые споры, выбросы парниковых газов продолжим сокращать. Многие российские специалисты критикуют мировую климатическую доктрину за политизированность и игнорирование научных фактов.

Почему я не с алармистами? Они пытаются все проблемы, которые переживает человечество, свести к «глобальному потеплению». Я обычно их провоцирую таким аргументом. 2004 год. Страшное землетрясение в Индонезии, цунами, которое снесло Пхукет, колоссальные жертвы. Что говорят алармисты? Теплеет, уровень океана поднимается, цунами безумствуют. Что на самом деле? На Пхукете, чтобы строить отели, вырубили мангровые леса. Эти леса поглощают удар цунами. В результате Пхукет уничтожен. Соседние острова, где мангры тогда не вырубали, почти не пострадали. И вот, рассуждая об «уровне океана» и «углеродных выбросах», мы продолжаем уничтожать этот «морской» лес. Случись новое цунами, последствия будут еще страшнее. Сколько ни сокращай «углеродный след». К сожалению, таких ляпов, которые дискредитируют саму идею антропогенной природы глобального потепления, у алармистов много.

Тысячу лет назад невероятно сильное землетрясение в Индийском океане породило цунами, которое докатилось до Восточной Африки и прошло на сотни километров вглубь континента. Подобных катаклизмов современность не знает. При этом человек еще не сжигал нефть, а уровень океана был несколько ниже сегодняшнего.

– Прямо ляпов?

– Читаю их статьи, столько ошибок нахожу… Недавно вычитал такой перл: «Земля – единственная планета Солнечной системы, у которой есть атмосфера». Дальше автор нагромождает какие-то жуткие формулы, призванные объяснить цикл углерода. Ведь, думает автор, именно известняки, известковые рифостроящие кораллы поглощают углекислый газ. Да нет же! Ровно наоборот! При формировании биогенных известняков, для чего нужен кальций, немного магния и бикарбонат, углекислый газ, напротив, выделяется. А поглощается углекислый газ при выветривании, разрушении силикатных (кремний-содержащих) пород. А ускоряет этот процесс – наземная растительность. (Кстати, по мысли того же автора, самая стабильная форма этого важного элемента – это окисленный углерод. Алмаз и графит, значит, не в счет!)

По идее, эти два процесса друг друга уравновешивают. Алармисты этого знать не знают, а кто знает, тут же принимаются спорить, мол, вы, геологи, ничего не понимаете. Мы-то как раз понимаем. Мы сейчас пытаемся сделать громадную и важную работу: посмотреть, как углеродный цикл эволюционировал в истории Земли. Потому что он был очень разный. Взять полмиллиарда лет назад, и взять по геологическим меркам недавние мезозойскую и кайнозойскую эры (от 250 млн лет назад до нынешнего времени – ред.), и мы увидим, что углеродный цикл колоссально ускорился и при том стабилизировался. И нам теперь надо понять, почему? Именно тут лежит ключ к пониманию климата.

Сжечь весь уголь – замысел Природы?
– Получается, раз теплеет, углеродный цикл стал быстрее?

– В том-то и дело, что нет. Современный углеродный цикл на удивление стабильный. И на самом деле никаких глобальных катаклизмов наша планета сегодня не переживает. Землетрясения, цунами, засухи, снег в апреле – это так, рябь на тихой воде сонного пруда.

Вы бы видели, что творилось сотни миллионов лет назад. Массовые заморы в океанах. Гибло все живое. Почему? Из обильных остатков водорослей и растений формировались огромные массы органических соединений (основа которых – углерод). Если все это успевало быстро захорониться и превратиться в «наши» горючие ископаемые, атмосфера насыщалась кислородом, но климат становился холоднее. Если процесс шел медленно, эти соединения окислялись – поглощали кислород, и живность гибла. А конечный продукт – углекислый газ – насыщал атмосферу, делая ее парниковой. Это происходило нечасто, но масштабно и глобально. Ничего такого мы в современности не видим. Если люди сожгут всю нефть, повысить градус смогут. Но не так, чтобы смертельно. А вот как углерод изъять из атмосферы обратно и нужно ли это затевать – мы и хотим разобраться.

– Я уже спрашивал, но я настырный. Вот человек достал из Земли нефть, газ и все это сжег. Такого точно никогда не было раньше? Не руками человека?

– Было. Пермско-триасовый катаклизм 250 млн лет назад. Почти вся Сибирь взорвалась: от Урала до плато Путорана, от нынешней Арктики до Алтая. Вулканы извергались, лава фонтанировала. Был выжжен гигантский угольный бассейн. Выделилось огромное количество углекислого газа. В океанах тем временем выделялся метан. Другое дело, что мы не знаем, сколько это длилось. То самое «мутное стекло», которое огрубляет детали. Может, 800 тысяч лет, может, десятки тысяч лет, а может, и меньше. Так что человек не первый поджигает ископаемый уголь. Первым был супервулкан. Но нам есть чем «гордиться»: по силе воздействия на биосферу наша промышленная революция идет сразу после сибирского супервулкана.

– А что, если так природа и задумала? Создала человека, чтобы он для какой-то цели достал из Земли нефть, газ и уголь, и все это сжег? И такова наша миссия? Это научная мысль?

– Ну, говорить, что «природа захотела, и сделала», конечно, не очень научно. Но посмотрите на одно интересное обстоятельство. Мы живем в ледниковом периоде, который для нашей планеты вообще-то не характерен. 12 тыс. лет назад заметно потеплело, ушли ледники, покрывавшие пол России, и все равно – холодно. За обозримые 2,5 миллиарда лет Земля пребывала в разогретой 90% времени. И углекислого газа было в разы больше, чем сейчас. Получается, руками человека наша планета возвращается в свое естественное состояние. Да, так сложилось, что углеродное топливо – самое дешевое и удобное. Сжигая это топливо, мы помогаем прогреться биосфере. Не мы это начали. Глобальное потепление стартовало, как я уже сказал, 12 тыс. лет назад. Но мы ему помогаем.

– Получается, мы действуем не вопреки, а в помощь природе?

– Выходит, что так. Но отсюда следует и другой вывод. Глобальное потепление не зависит от нас, и оно неизбежно. Сжигаем мы нефть, или перейдем на ветер и солнце, мы все равно окажемся в более теплом климате.

– Это же здорово?

– Это испытание. Это вызов. И готовиться надо уже сейчас. Не выяснять, кто виноват, кто больше выбросов сделал, а думать, как выживать будем.

Столетиями ученые полагали, что климат неизменен. В начале XIX века открыли парниковый эффект, потом накопились геологические факты, что климат неоднократно менялся. Поскольку о «человеческом факторе» говорить не приходилось, искали другие причины. Чаще всего космические: колебания земной оси, изменение орбиты нашей планеты, солнечной активности. Позже подтянулись геологические и биологические аргументы. Накопление данных и подлинный научный поиск были, однако, перечеркнуты, едва «глобальное потепление» стало политической доктриной.

Россия: теплая и неуютная

– Неожиданно. Погреться-то России не помешает. А давайте не про «весь мир», а именно про Россию. Чем ей грозит потепление?

– Смотрите. Если в Подмосковье и в Мурманске будет тепло, как на Кубани, это не значит, что там заколосятся рожь и подсолнечник. Наши житницы сложились не благодаря человеку. Миллионы лет степная экосистема создавала чернозем и другие высокопродуктивные почвы, которые мы продолжаем эксплуатировать. Если на Кубани станет слишком жарко, там все сгорит. Если в Подмосковье или в Мурманске станет тепло, на этой почве все равно ничего толком не вырастет. Нужны миллионы лет и миллионные стада мамонтов и других крупных животных, чтобы появились плодородные почвы. Южное потеряем, на севере не найдем.

Теперь – леса.

– Сейчас угадаю. Тайги не будет?

– Откуда взялась тайга? Были огромные звери вроде мамонтов, мегафауна. И была степь. Потому что крупные травоядные не дают лесам разрастись. Ушли мамонты – пришли леса. Тайга – это необычная экосистема. Она быстро восстанавливается, и у нее нет врагов (нет изобилия животных, которые «едят деревья»). Тайга – это дисбаланс. Природа пытается его выправить. Леса либо горят, либо их выедают короеды и прочая мелочь, после чего они превращаются в сухостой и снова горят. Но все сжечь, и все съесть, не получается. Потепление уничтожит эту аномалию. Тайга и леса Средней полосы, вероятно, сгорят.

Алармисты говорят, что лесные пожары – следствие глобального потепления. Нет! Еще раз, цепочка такая: исчезают крупные животные – появляются леса – леса горят. Свойство леса: он горит. Все, точка. Есть человек, нет человека, это всегда так.

– Но ведь даже в школе учат, что леса дают нам воду. Не будет их, не будет и воды?

– Верно замечено. Начнем с торфяников и болот. Как они себя поведут, непонятно. Да, в тропиках болота есть. Но наши скорее всего сгорят и высохнут. Все-таки другая экосистема.

Теперь речушки, озера. Не будет лесов – не будет в таком количестве и рек. Впрочем, мы и без потепления «преуспели» в их уничтожении. Последний «шедевр» – разрешение застраивать водоохранную зону. О том, что с застроенных жильем берегов в реку не будет стоков, и не будет реки, чиновники даже не догадываются.

Древние леса в России не сохранились. У нас обитали зубры, они подъедали кустарник. Леса были густые, но не дремучие, «проезжие». Их выжгли, чтобы пахать землю. Нынешние леса – третье, а то и четвертое поколение. И нынешние леса, даже если кажутся девственными, не так хорошо «держат» воду, как древние. Некогда судоходные реки, например, Лама в Подмосковье, сегодня – ручейки. Когда лесов не будет вообще, не будет и рек в их нынешнем виде.

Наконец, Байкал. Крупнейший на Земле резервуар пресной воды. Его исчезновение скажется на всей планете. И есть все признаки, что озеро медленно гибнет. А человек делает многое, чтобы оно гибло быстрее. Там до сих пор не хватает очистных сооружений. Те, что есть, на импортных расходных и комплектующих. При самом плохом раскладе угробим экосистему, которую нам никогда не восстановить. И это дело не миллионов лет, а просто лет.

– Когда все это будет, и что делать?

– Никто не назовет вам точную дату. Многое увидим, может, не мы сами, но наши дети – точно. Многое внуки. Мы говорили с вами о глобальных геологических процессах. Они не быстрые. Но иногда они могут быть просто стремительными. Есть признаки, что это «иногда» происходит именно сейчас.

Что делать? Самое главное: рассосредоточиться. Я бы отказался от идеи мегаполиса вообще. Пандемия показала, что скученность убийственна. В дальнейшем это станет еще очевиднее. Надо расселять миллионники. И все капиталы, которые у нас еще есть, бросить на восстановление малых городов и селений.

Ученые обнаружили ошибку в прогнозах глобального потепления

Коллектив ученых, представляющих более 40 стран, провел масштабное исследование, способное изменить представления о грядущем изменении климата нашей планеты. В работе международной группы приняли участие сотрудники Красноярского научного центра Сибирского отделения РАН. Выводы специалистов опубликовал авторитетный журнал Global Change Biology.

Ученые создали глобальную карту, отражающую данные о температуре почв всех биомов Земли – всех экосистем и природно-климатических зон. Эта карта позволяет скорректировать прогнозы относительно, например, глобального потепления и связанных с ним изменений.

Специалисты оперировали многолетними измерениями температуры почвы, используя информацию с девяти тысяч датчиков, которые установлены в шести десятках стран.

Как выяснилось, среднегодовые температуры почвы отличаются от температур воздуха порой на десять градусов. Причем в холодных и сухих климатических зонах (к примеру, в тундре) температура почвы выше, чем воздуха, а в теплых и влажных биомах (тропические леса) – ниже.

Учитывая, что до сих пор модели климатических изменений основывались на измерениях температур воздуха, приходится признать, что прогнозы неверны. Ситуацию можно исправить с помощью новых данных – о почвах.

“Экологические процессы теснее связаны с температурой почвы под пологом леса, а не с температурой хорошо вентилируемого воздуха в защищенном от прямого солнечного света боксе на территории метеостанции. Почвенная, а не воздушная температура лучше предсказывает такие функции экосистемы, как годичный прирост стволовой древесины деревьев, разложение органического вещества и другие аспекты глобального углеродного баланса”, – рассказал заведующий лабораторией Института леса им. В.Н. Сукачева, кандидат биологических наук Анатолий Прокушкин. По его словам, информация о температуре почвы способна улучшить прогнозы воздействия климата на экосистемы.

Результаты работы предоставлены для открытого использования учеными всех стран.

 

ООН: остановить климатическую катастрофу можно «сейчас или никогда»

Настало время «сейчас или никогда» ограничить катастрофическое повышение температуры и нарушение климата, заявили специалисты ООН в последнем предупреждении правительств. Разбор их доклада опубликован на Live Science.

«Быстрое, глубокое и немедленное» сокращение глобальных выбросов углекислого газа, которое должно начать снижаться к 2025 году и сократиться вдвое к 2030 году, должно быть немедленно осуществлено во всех слоях общества, если мы хотим, чтобы изменения температуры оставались на уровне или ниже опасного порога в 1,5 градуса по Цельсию», — говорится в новом докладе Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК).

Тем не менее одного лишь сокращения глобальных выбросов будет недостаточно. Удержание потепления в допустимых пределах потребует дальнейшего развития зарождающихся технологий, позволяющих всасывать углекислый газ непосредственно из атмосферы и помещать его в хранилища под землей. Такая технология должна будет сопровождаться посадкой новых лесов, а также разработкой водородного топлива и перепроектированием транспортных систем в городах.

Мы на пути к климатической катастрофе: крупные города под водой, беспрецедентная жара, ужасающие штормы, повсеместная нехватка воды и вымирание миллионов видов растений и животных.

Антониу Гутерриш
Генеральный секретарь ООН

По мнению МГЭИК, у человечества уже есть технология, необходимая для сокращения глобальных выбросов парниковых газов как минимум на 50% к 2030 году, и многие меры не требуют больших затрат и могут даже сэкономить деньги. К ним относятся увеличение инвестиций в возобновляемые источники энергии, дальнейшее «связывание» углерода почвой, сокращение выбросов метана и так далее.

В отчете также отмечается, что стоимость технологий солнечной, ветровой энергии и литиевых батарей резко упала с 2010 года, в результате чего экономические выгоды от ограничения потепления до 2 градусов по Цельсию (или ниже) намного превышают затраты, связанные с переходом на эти источники энергии.

Posts navigation